К выбору раздела >> Астрономия >> Пилотируемые полеты

ПИЛОТИРУЕМЫЕ ПОЛЕТЫ

 

         Запуски первых спутников и «лунников», безусловно, произвели громадное впечатление на мировую общественность и продемонстрировали высокий уровень развития науки и техники в Советском Союзе. Но полет человека в космос был бы, безусловно, ещё более эффективным событием, и наши космические «фирмы» приступили к проектированию первого пилотируемого корабля. Тем более что американцы тоже работали над подобным проектом.

         Необходимо было в короткий срок (от первого спутника до первого космонавта прошло меньше четырех лет) построить аппарат, в котором человек мог несколько суток находиться в космосе, а затем благополучно вернуться на землю. При таких условиях приоритет отдавался скорости разработки и надежности, а не совершенству технических решений. Корабль «Восток» был устроен сравнительно просто, но надежно (вспомним, не один пилотируемый «Восток» не потерпел аварии).

         Корабль представлял собой шар, покрытый толстым слоем теплоизоляции (с большим запасом), к которому при помощи двух металлических лент крепился приборный отсек с тормозным двигателем. В шаре находился космонавт и системы жизнеобеспечения. Форма шара была выбрана потому, что его поведение при входе в атмосферу было хорошо изучено, а на аэродинамические исследования других форм не было времени. Система посадки была также довольно проста – сопло тормозного двигателя наводилось строго на Солнце, двигатель включался и аппарат устремлялся к Земле. Далее срабатывал один единственный пиропатрон, разрывавший металлические ленты и отделявшие приборный отсек, и «шарик» совершал аэродинамическое торможение в атмосфере. Системы мягкой посадки не было, и поэтому на высоте нескольких километров пилот катапультировался. Чтобы тормозной двигатель дал импульс в нужном направлении, момент спуска выбирался так, чтобы солнце занимало в это время, соответствующее положение относительно корабля. Запасного двигателя не было, и поэтому корабль предполагали запускать на такую орбиту, чтобы через неделю – две он сам вошел бы в плотные слои атмосферы.

          Первые корабли этой серии были беспилотными. На них отрабатывался сход с орбиты, а также изучалось поведение подопытных собак. На одном из этих кораблей благополучно слетали Белка и Стрелка. Два других «собачьих» экипажа, вследствие неисправностей систем посадки, на землю вернуть не удалось. Корабли следующей серии предназначались уже для человека,  но в первых двух полетах их пассажирами был манекен и подопытные собаки. В ходе полета проверялась двухсторонняя радиосвязь, для чего с орбиты передавали запись биений человеческого сердца. Эти радиосигналы были пойманы рядом радиолюбителей, что дало повод для слухов о якобы неудачных попытках запуска человека в космос, предпринятых в СССР ещё до полета Гагарина.

         В начале 1960 года был создан Центр подготовки космонавтов и из летчиков-истребителей набирается первый отряд космонавтов. Первый полет человека должен был состояться в декабре 1960 г., но был отложен из-за страшной катастрофы на Байконуре – на стартовом столе взорвалась баллистическая ракета Р-14 (ОКБ Янгеля). Погибли десятки человек, в том числе члены государственной комиссии во главе с маршалом Неделиным (официально было объявлено, что он погиб в авиакатастрофе). Возникла опасность, что американцы обгонят нас – их полет был намечен на май  1960 г. (хотя это был суборбитальный полет, но первым человеком стал бы все же американец).

         Однако, 12 апреля 1961 года на третьем в серии корабле «Восток» Ю.А. Гагарин совершил первый космический полет и благополучно вернулся на Землю. Правда, полет проходил не так гладко, как сообщал ТАСС. Корабль был выведен на слишком высокую орбиту, и если бы отказал тормозной двигатель, упал бы на Землю не через 10 дней, как предполагалось, а через 50, на что ресурсы системы жизнеобеспечения рассчитаны не были. К счастью, тормозной двигатель сработал нормально и корабль устремился к Земле, но  один из разъемов, соединявших спускаемый аппарат с приборным отсеком, не разошелся, и отсек волочился за спускаемым аппаратом пока злосчастный провод не сгорел в атмосфере.

         На высоте примерно 7 километров космонавт катапультировался и спокойно приземлился. Долгое время у нас как-то замалчивался тот факт, что пилоты первых кораблей должны были катапультироваться. Так в одной работе сказано «космонавты… могли… либо оставаться до приземления в корабле, либо катапультироваться». В случае, если космонавт остался бы в корабле, позавидовать ему было трудно – об этом красноречиво говорят вмятины и трещины, оставшиеся на спускаемых    аппаратах после жесткой посадки. Происходит эта полуправда оттого, что по правилам Международной авиационной федерации рекорд фиксируется только в том случае (а полет Гагарина был, безусловно, рекордным), когда пилот в момент посадки находился в летательном аппарате. Поэтому в официальном отсчете было туманно сказано, что пилот приземлился вместе со спускаемым аппаратом.

         Цели своей мы достигли – полет Алана Шепарда состоялся спустя почти месяц после Гагарина, а настоящий орбитальный полет Дж. Глена состоялся лишь в феврале следующего года. К тому времени в Союзе был произведен уже второй орбитальный полет – полет Г. С. Титова, который продолжался более суток. В ходе этого полета выяснилось влияние на человеческий организм длительного пребывания в космосе. Титову первым пришлось столкнуться со «спутниковой болезнью» - когда человека начинает «укачивать» в невесомости. Сейчас известно, что эти симптомы появляются в первые дни полета и вызваны адаптацией организма к невесомости, но тогда это вызвало большие опасения и были разработаны специальные методы тренировки вестибулярного аппарата космонавтов.

         В августе 1962 года над планетой оказалось сразу два корабля «Восток-3», пилотируемых А. Г. Николаевым и стартовавший днем позже «Восток-4», пилотируемый П. А. Поповичем. Корабли летали на небольшом удалении так что космонавты могли видеть друг друга и между ними была установлена двухсторонняя связь. Впервые изображение космонавта в кабине во время полета было передано по центральному телевидению. Космонавты провели в космосе четверо и трое суток соответственно.

         В следующем году мы решили доказать всему миру, что каждая кухарка у нас не только умеет управлять государством, но и космическим кораблем. Ещё в 1961 году в отряд космонавтов были набраны женщины. А в июне 1963 года на корабле «Восток-6» совершила полет бывшая работница текстильной промышленности и парашютист – любитель В. Н. Терешкова. Она совершила совместный полет с В. Ф. Быковским, находившимся в выведенном в космос двумя днями ранее «Востоке-5». После трехдневного группового полета космонавты благополучно приземлились и Терешкова стала, таким образом, первой женщиной-космонавтом.

         В 1961 году сразу после полета Гагарина президент США Дж.Ф. Кеннеди объявил национальную программу, целью которой была высадка астронавтов на Луну. И первым шагом к осуществлению этой цели должен был стать проект «Джеммини», предусматривавший запуск кораблей с экипажами из двух человек, и отработку ими таких мероприятий, как выход в открытый космос, стыковка и расстыковка 14-суточное пребывание людей в космосе, необходимых для лунной миссий.

         Поскольку мы всеми силами старались сохранить лидирующие позиции в освоении космоса (или хотя бы видимость лидерства), необходимо было также разрабатывать принципиально новый многоместный корабль. Но полеты «Джеммини» предполагались уже в 1965 году и наш новый корабль «Союз» явно не успевал к этому сроку. Тогда в полет решено было отправить модернизированный «Восток», рассчитанный на экипаж из трех человек.

 

         В октябре  1964 г. новая ракета – носитель «Союз» (построенная на базе все той же Р7) вывела на орбиту корабль «Восход», на котором впервые в мире находилось сразу три космонавта: командир В.М. Комаров, космонавт-исследователь К.П. Феоктистов и врач Б. Б. Егоров.

         Впервые космонавты летели без скафандров (иначе, наверное, и не поместилось бы в тесную кабину), на корабле появился резервный тормозной двигатель и система мягкой посадки (катапультировать троих было бы проблематично). Пробыв в космосе сутки, корабль благополучно приземлился. Примечательно, что в тот год наблюдалось некое затишье – это был единственный пилотируемый полет (с обоих сторон).

         В марте 1965 года стартовал «Восход-2» с П.И. Беляевым и А.А. Леоновым на борту. На корабле была оборудована раздвижная шлюзовая камера для выхода в открытый космос, который и был успешно осуществлен Леоновым. В свободном пространстве он пробыл 12 минут и при этом удалялся от корабля на расстояние до 5 метров. При возвращении в корабль, правда, возникли проблемы – скафандр раздуло от внутреннего давления, и он не пролезал в люк, к счастью космонавт догадался сбросить давление и благополучно вернулся в корабль. При возвращении на Землю также возникла непредвиденная ситуация – вышла из строя автоматическая система управления посадкой и космонавты впервые применили речное управление. Спуск прошел успешно, но корабль опустился не в заданном районе, и экипаж долго не могли найти. Таким образом, с выходом в открытый космос мы опередили американцев, но затем американцы в 1965 – 1966 гг. совершили весьма успешно 10 полетов  по программе «Джеммини» и заняли лидирующие позиции в пилотируемой космонавтике (в 1966 году общий налет наших космонавтов составлял около 500 часов, в то время как американцев – около 2000 часов и 12 часов в открытом космосе, все эксперименты, планирующиеся программой «Джемини» были успешно выполнены).

         Наш ответ последовал лишь в 1967 году – 23 апреля в космос отправился новый корабль «Союз», пилотируемый Комаровым. К сожалению, старта нового корабля не увидел  Главный конструктор С.П. Королев – в январе 1966 года он скоропостижно скончался в возрасте 59 лет. «Союз» был рассчитан на трех человек и состоял из трех отсеков: приборного, в котором находился двигатель и запас горючего для маневрирования и посадки; спускаемого аппарата, в котором экипаж находился при старте, и в котором возвращался на землю; и орбитального отсека, который был предназначен для проведения различных экспериментов в космосе и при необходимости мог служить шлюзовой камерой для выхода в открытый космос. Корабль был снабжен системой стыковки, которая позволяла составлять из двух «Союзов» орбитальную станцию. Следующим за полетом человека шагом в освоении космоса должно было стать создание долговременной пилотируемой орбитальной станции. Для исследований в этом направлении и были предназначены корабли серии «Союз».

         Первый полет «Союза» завершился первой космической трагедией – во время спуска в атмосфере не сработала парашютная система, и спускаемый аппарат с космонавтом буквально расплющило ударом о землю.  Комаров стал первым космонавтом, погибшим  в полете.  Разбор причин аварии затянулся и второй полет «Союза» состоялся лишь полтора года спустя. Своеобразным утешением для нас могло служить то, что у американцев дела с «Аполлоном» тоже не клеились – в том же году во время наземных испытаний возник пожар на корабле, и погибло трое астронавтов: В. Гриссом, Э. Уайт, В. Чаффи.

         После неудачи с первым «Союзом» в октябре 1968 года был запущен ряд беспилотных кораблей, а затем беспилотный «Союз-2», а трое суток спустя «Союз-3», пилотируемый Г.Т. Береговым. Следует отметить, что с тех пор каждый новый корабль запускался у нас сначала в беспилотным варианте. На орбите космонавт осуществлял сближение с беспилотным кораблем и проверял работу бортовых систем. Через трое суток после старта спускаемый аппарат «Союз-2» приземлился, а два дня спустя благополучно сел и Береговой.

         В  январе 1969 года произошло знаменательное событие – с космодрома Байконур с интервалом в сутки стартовали «Союз-4» (В.А. Шаталов) и Союз-5 (Б.В. Волынов, А.С. Елисеев, Е.В. Хрунов). На орбите корабли состыковались(!) и образовали первую орбитальную станцию – прообраз будущих орбитальных комплексов (по которым наша страна до сих пор удерживает первое место в мире). Елисеев и Хрунов совершили переход из корабля  в корабль, правда, довольно странным образом – через открытый космос. В официальных документах сказано, что так и планировалось, но у  меня по этому поводу большие сомнения, возможно, такое решение было принято из-за того, что не была обеспечена герметичность перехода.

         В октябре того же года была запущена целая эскадра из трех кораблей – с интервалом в сутки были выведены «Союз-6», «Союз-7» и «Союз-8», в которые совершили совместный полет, взаимные маневрирования и сближения. На «Союзе-6» впервые были проведены эксперименты по сварке, резке и обработке материалов в космосе.

         Пока длительность полетов у нас не превышала пяти суток, а для серьезной работы на орбитальных станциях (и, в перспективе, для межпланетных полетов), требовалось гораздо больше. Работы по продлению сроков полета уже велись, так, был запущен биоспутник с двумя собаками на борту, которые провели в космосе 22 дня, проводилась серия наземных экспериментов по моделированию невесомости. В июне 1970 года состоялся первый долговременный полет – А.Г. Николаев и В. И. Севастьянов пробыли в космосе почти 18 суток и благополучно вернулись на землю. Сейчас это звучит смешно, но тогда их называли «космические долгожители», ведь влияние невесомости на организм человека ещё плохо изучено и такой полет требовал изрядной доли мужества.